Это был ProZorrый год

В уже далеком 2015 году был принят Закон Украины «О публичных закупках», согласно которому была внедрена система ProZorro. В то сложное время экономического упадка, запуск онлайн системы государственных закупок стал тем светом в конце туннеля который заставил украинский народ поверить, что реформы действительно могут приносить реальную пользу и улучшать не только показатели государственной машины, но и их благосостояние.

Пилотный проект (до принятия Закона) сразу показал насколько онлайн аукционы могут быть эффективнее обычных, голосовых: информация о результатах закупки сразу становилась доступна на сайте ProZorro, выигрышное ценовое предложение, ход торгов и даже название компании с контактами ответственного лица – все это стало достоянием общественности. Параллельно с этим, государство сделало дополнительный шаг к открытости и максимально открыла реестры юридических лиц, что позволило быстрее и точнее находить информацию о связанных лицах и доказывать возможные коррупционные действия на торгах.

После голосования за Закон, система ProZorro стала обязательной для использования всеми государственными органами и компаниями. Не обошлось без компромиссов, которые были направлены на более оптимальное внедрение системы закупок, так например минимальная сумма с которой госзаказчики должны были объявлять конкурентные торги была установлена на уровне 200 тыс. грн, вместо 100 тыс. грн в рамках пилотного проекта. Но даже в таком случае, ежегодная экономия государственных средств колебалась около 1 млрд долл ежегодно.

Экономия бюджетных и государственных средств – это только одна из положительных показателей работы системы, но какая значительная. Другая, по мнению специалистов, не менее важная – публичность. Принцип «Все видят все» действительно позволил упростить доступ добросовестных участников на торги, убрал мнимые преграды и увеличил таким образом конкуренцию, без которой показатель экономии был бы намного скромнее. К тому же публичность позволила актикоррупционным организациям и активистам быстрее и эффективнее анализировать те или иные закупки и их участников на предмет возможной коррупционной составляющей, что также снизило коррупционные риски.

Однако, не обошлось за это время и без проблем. Приведу несколько примеров:

Коррупционный интерес.

Государственные заказчики не потеряли желание зарабатывать на государственных финансах и для этого использовали все свои коррупционные фантазии. Так, например некоторые заказчики сознательно прописывали в технической документации требования, которым соответствовал какой-то определенный поставщик, завышалась сумма закупки, а разница в цене превращалась в банальный откат для заказчика.

Если с помощью технической документации не удавалось обеспечить беспроблемный выигрыш для заранее определенного победителя, то во время торгов, тот поставщик, который максимально заинтересован в заключении договора с заказчиком предлагал настолько низкие цены во время торгов, что остальные конкуренты просто переставали торговаться. После торгов, поставщик, конечно, не отказывался от заключения договора по той минимальной цене, которая была сформирована во время торгов, но с помощью простых дополнительных соглашений, цена на тот или иной товар повышалась чуть ли не до стартовой суммы. Этот пример очень показателен на товарных рынках энергоносителей, продовольствия и даже металлопродукции.

Такие закупки ярко демонстрируют тот неоспоримый факт, что продукцию товарных рынков в государственных масштабах удобнее и логичнее закупать на биржевых торгах, как это реализовано в развитых странах мира. При достаточном уровне развития биржевой торговли для государственных компаний и органов становится доступным инструмент не только более дешевой закупки за счет оптовых партий, но и управление ценовыми рисками, которым подвержены все товарные активы как природный газ, нефтепродукты, зерно, подсолнечное масло и т.д.

Тендерный троллинг.

Также одной из проблем, с которой пришлось столкнуться государственным закупщикам и добросовестным участникам торгов стал некий троллинг со стороны других компаний. Например, с помощью подачи жалобы в Антимонопольный комитет Украины (АМКУ) недобросовестный участник мог затянуть время на проведение закупки до 14 дней, заставить изменить тендерную документацию и т.д. Все это негативно влияло на эффективность проведения самих закупок, так и снизить результативность и даже работу самого госоргана или компании. Это также создавало сложности в работе и для конкурирующих компаний.

Закупка без конкуренции.

Лимит до 200 тыс. грн использовался некоторыми закупщиками для самого простого способа завышенной затраты государственных средств. О большинстве из них можно узнать в «зрадах тижня», которые ранее публиковал Максим Нефедов, а позже – гендиректор ДП «Прозорро» Василий Задворный.

Новая надежда.

Активисты на рынке ProZorro, в том числе и наша ассоциация, следили за всеми возможными манипуляциями на государственных закупках и брали все видимые манипуляции «на карандаш». Обо всех злоупотреблениях мы говорили публично и сообщали о них народным депутатам Украины.

Это принесло свои плоды. Проблему закупок без конкуренции до 200 тыс было решено достаточно просто и элегантно: максимальная сумма закупки без проведения торгов снижена до 50 тыс. грн. К тому же, ранее был запущенн ProzorroMarket с помощью которого госзаказчикам значительно упрощалась процедура закупки до оговоренной суммы.

Тендерный троллинг потребовал более долгого и глубокого изучения всех возможных вариантов и результатом стало кратность стоимости обжалования закупки в зависимости от стартовой суммы, вместо фиксированной суммы. К тому же, если жалоба участника является обоснованной и АМКУ поддерживает его аргументацию, то сумма возвращается такому добросовестному участнику закупки.

А вот с коррупционным интересом дела обстоят хуже. Возможность заключения дополнительных соглашений после торгов никуда не исчезла, товарные рынки до сих пор остаются обязательными для закупки через ProZorro, что создает неудобства и, возможно, это и стимулирует коррупцию среди закупщиков.

Прошло всего 5 лет после запуска реформы. ProZorro получила несколько международных наград за развитие системы государственных закупок, но пока система и люди в ней не совершенны и если людей исправить сложно и долго, то система меняется быстрее. Мы увидели проблемы, которые возникли во время ее реализации и я считаю, что это очень хорошо. Ведь, если бы мы эти проблемы не увидели, то не смогли бы их исправить и я уверен, что у нас еще есть достаточно большой фронт работы и я надеюсь, что следующие годы также будут отмечены развитием к более совершенной процедуре закупок и повышению эффективности использования государственных и бюджетных средств.

Поширити: