Кому НБУ продаст “Расчетный центр”, или предложение без спроса – Сергей Антонов

pic_2_6_660x370При разговорах о выходе Национального банка Украины из капитала “Расчетного центра” (РЦ) сразу возникают закономерные вопросы: кто готов его купить и по какой цене? Для тех, кто не в теме, – “Расчетный центр” на сегодня единственное в Украине финансовое учреждение, монопольно осуществляющее денежные клиринг и расчеты по принципу “поставка ценных бумаг против оплаты”. Этот новый для Украины инфраструктурный элемент финансового рынка был создан в сентябре 2013 года согласно закону “О депозитарной системе Украины” на базе Всеукраинского депозитария ценных бумаг (ВДЦБ).

На текущем этапе усилия государства по созданию единой расчетной и клиринговой инфраструктуры пока трудно охарактеризовать как однозначно успешные и окончательные.

Через год после запуска РЦ обслуживает только денежные расчеты по сделкам с ценными бумагами (и то не все – только биржевые и внебиржевые сделки с ОВГЗ, большую часть биржевых сделок с негосударственными ценными бумагами, незначительную часть сделок по первичному размещению); подвижки по распространению услуг РЦ на клиринг деривативов отсутствуют, не говоря уж о тиражировании опыта гарантий расчетов на товарные биржевые рынки.

Логика работы РЦ крайне консервативна и далека от международных требований и практики функционирования клиринговых учреждений и центральных контрагентов: система расчетов РЦ надежна, но только потому, что РЦ как центральный контрагент не принимает на себя кредитных рисков, ограничиваясь статусом технической стороны.

Право объективно оценивать риски центрального депозитария, центрального контрагента и локальной инфраструктуры в целом имеют, безусловно, только специально обученные люди – например, из профильного рейтингового агентства Thomas Murray (Лондон). И все же возьмем на себя смелость утверждать, что в терминологии международных принципов для инфраструктуры финансовых рынков и методологии их оценки, РЦ можно рассматривать как недостаточно эффективный и функциональный субъект инфраструктуры.

Это связано, во-первых, с не самыми обоснованными тарифами, не покрывающими, тем не менее, явно завышенные административные расходы. (Из отчетов РЦ видно, что существенные доходы РЦ получает отнюдь не от профильной деятельности, а от купли-продажи ценных бумаг, что выглядит довольно специфично в условиях, когда РЦ можно рассматривать как природного инсайдера, а также процентные доходы от повторной продажи ресурсов на МБК – тех самых ресурсов, которые принадлежат всему рынку).

Во-вторых, в РЦ фактически отсутствует сколько-нибудь лояльная к участникам рынка система управления рисками: РЦ, гордо называя себя центральным контрагентом, работает исключительно на условиях 100%-ого предблокирования активов сделки, при этом отсутствуют как класс альтернативные механизмы обеспечения, кредитование в ценных бумагах, индивидуальное обеспечение, классификация и ограничения участников клиринга и обслуживаемых финансовых инструментов. Налицо явная функциональная неполноценность: РЦ не обслуживает 3-стороннее РЕПО и срочный рынок, поскольку там совсем другие подходы. Технологического прорыва и даже минимальных подвижек не наблюдается – все осталось, как год назад.

Так вот, боюсь, что при выходе НБУ из капитала РЦ, последний будет лишен своего основного институционального преимущества – аффилированности с центральным банком. А это резко снизит его привлекательность как субъекта инфраструктуры, а соответственно снизит его стоимость.

Если новыми акционерами РЦ вместо НБУ станут другие субъекты государственного сектора экономики (скажем, госбанки), вряд ли что-нибудь в его работе существенно изменится – да и с ценой проблем не возникнет.

На украинских профучастников в текущих условиях рассчитывать сложно – крупных покупателей сейчас мало на любые активы, тем более такие специфические, для развития которых нужны определенные знания, коммуникации, широкие административные возможности. Теоретически возможна попытка продать пакет акций РЦ по частям, на публичных условиях, предпочтительно на биржевом рынке. Но и здесь вряд ли стоит рассчитывать на интернет-трейдеров. Скорее, покупателями могли бы стать банки и субъекты инфраструктуры, чтобы участвовать в развитии национальной системы расчетов.

Возможен интерес к РЦ со стороны международных операторов финансовой инфраструктуры. Но здесь можно до конца года не управиться. Потребуется серьезный due diligence. И, кроме того, несмотря на очевидные выгоды от евроинтеграции, как правило, многие страны предпочитают оставлять системно значимые субъекты инфраструктуры в национальной собственности.

Фактически, несмотря на все разговоры о рыночности и стимулировании конкуренции, вполне возможен вариант, когда после выхода НБУ из капитала РЦ последний автоматически потеряет в цене. Это связано с тем, что инфраструктура, как бы то ни было, в значительной мере развивается при активном участии государства, а расчеты по ценным бумагам наиболее надежны, когда используются счета центрального банка.

Кроме того, РЦ сейчас находится в недостаточно оформленном состоянии – обслуживает далеко не все сегменты рынка и реализовал крайне незначительное по международным меркам число технологий.

РБК-Украина

 

Поширити: