НедоBlockchain. Почему Украину покинули грузинские IT-реформаторы (ЛІГА.Бизнес)

Грузинский десант, который должен был переводить госаукционы на Blockchain, ушел из проекта. Кто их заменит и почему?

Последние несколько лет тема Blockchain и криптовалют стала очень популярной в нашей стране. Новые виды заработка и защиты информации обсуждают не только в маршрутках, но и в высоких кабинетах. Озвучивались громкие планы по переводу на Blockchain государственных реестров, аукционов и даже крипто-гривне.

Сейчас внедрением Blockchain в госресурсах занимается американская компания Bitfury с корнями из Украины. Она год назад подписала с Госагентством по вопросам электронного управления меморандум о сотрудничестве.

Но была еще одна команда, которая хотела внедрять Blockchain на земельных госаукционах годом ранее. Грузинские реформаторы вместе с харьковской IT-компанией Distributed Lab взялись за проектeAuction 3.0 – электронные площадки для продажи коммунального имущества.

Как выяснилось, спустя два года после запуска нескольких пилотных проектов в регионах команда под руководством Лаши Атанадзе объявила, что уходит из проекта.

Коррупция и бюрократия?

Лаша Атанадзе объясняет уход из госпроекта следующим образом: «Мораторий на землю продлевали каждый год, муниципалитеты и горсоветы не особо хотели вынести торги и аренду муниципального имущества в открытый формат. Так как невозможно было бы по-прежнему в закрытых комнатах договариваться».

«Спасибо, что государство отказало и осталась коррумпированным. Я просто понял, что мы теряли время, и отошел», – написал он LIGA.net.

Изначально планировалось проводить первые торги на Blockchain в Херсоне, Полтаве, Белой Церкви. «Но Госгеокадастр не смог протащить торги земель в электронном формате», – уточняет он.

А госагентство по электронному правительству, как говорит Атанадзе, потом объявило запуск «Blockchain»-аукциона с партнерстве с Минюстом. На базе старого ГП СЕТАМ, только с бейджиком новой технологии. И провело ребрендинг проекта.Теперь он называется Openmarket.

«Честно говоря, где там Blockchain-технология – не понятно. Стоит тот же центральный сервер», – уточняет Атанадзе.

«Та же история, что и с электронным документооборотом. 10 лет внедряют, но все равно бумажки с мокрой печатью разносят по департаментам», – Атанадзе.

Теперь Атанадзе занимается собственным Blockchain проектом  – Shelf.network. За последние 5 месяцев он уже попал в акселератор Techstars, привлек $1 млн инвестиций в Сан-Франциско, получил допфинансирование в Германии и открыл офис в Берлине. На днях стартап выиграл конкурс Blockshow Europe и получил еще $60 000.

Борьба двух блокчейнов

Как рассказывает советник главы Госагентства Константин Ярмоленко, система Openmarket также работает на Blockchain, но отличается от eAuction 3.0.

Последний имеет около 15 млн нод.(Нода – это любой компьютер, подключенный к блокчейн-сети – Ред.). Для подтверждения транзакции и ее записи требуется консенсус большого количества нод. Информацию о транзакции в таком случае видят все 15 млн пользователей.

Такая система очень громоздкая и не подходит для госорганов, отмечает Ярмоленко.

В СЕТАМЕ действует другой механизм. На серверах компании размещены всего 4 мастер ноды (узла, фиксирующих транзакцию) и нода аудитор, на которую дублируется вся информация. Именно мастер ноды подтверждают транзакцию, а аудитор отвечает за мониторинг транзакций.

Сейчас такая нода есть у Фонда Восточная Европа, но на предприятии заявляют, что готовы выдать ноду аудитора любой гражданской организации, которая хочет проверять их аукционы.

“Информация о транзакции  записывается на частный блокчейн Bitfury – Exonum, который  также работает в земельном кадастре Грузии. И потом прикрепляется к общему (публичному) блокчейну биткоина. Поэтому говорить, что что-то там может быть не так, – это фантастика”, – рассказывает директор СЕТАМа Виктор Вишнев.

Он считает, что система, которую хотел внедрить Атанадзе, не подходит для госорганов.

“Я знаю альтернативную точку зрения, что надо отдать все в рынок. Но у нас еще к тому же есть требования Госспецсвязи по хранению информации. Поэтому я не могу раздать ноды всем желающим”, – отмечает он.

Атанадзе, в свою очередь, критикует метод СЕТАМ.

“Да, у Bitfury есть своя система Exonum, которая позволяет хранить цифровой отпечаток в биткоин блокчейне. Но то что отпечаток данных в блокчейне, не значит что данные правдивые”, – отмечает он.

Он имеет ввиду, что, используя только четыре ноды на сервере СЕТАМа, есть риск что информация, которая будет попадать к аудиторам, может быть неправдивой. А  они не всегда смогут увидеть нарушение.

Что дальше

Тем не менее, блокчейн-аукционы СЕТАМ стали первыми подобными решениями в мире. С сентября 2017 года, когда система была запущена, было продано имущества на сумму больше миллиарда гривень.

“Государственные торги на платформе OpenMarket уже работают. Решение по земельному аукциону на выходе. Аукционы по продаже имущества запланированы на следующем этапе”, – рассказывает о дальнейших планах заместитель председателя Госагентства по электронному управлению Алексей Выскуб.

Источник: ЛІГА.Бизнес

Поширити: