Битва за лес: почему Кабмин решил централизовать управление лесхозами (Hub’s)

Принятая Стратегия реформирования лесхозов может быть попыткой отвлечь внимание от отмены моратория на вывоз леса

Реформы, ставшие уже доброй традицией в Украине, в очередной раз оживили общественность, обратив внимание на ворох проблем лесного хозяйства. К не утратившим свою актуальность дебатам, связанным с обсуждением введенного в 2015 году моратория на экспорт необработанной древесины (леса-кругляка), добавилась резко возникшая у правительства жажда к реформированию лесхозов. 15 ноября 2017 года Кабинет Министров Украины утвердил «Стратегию реформирования лесного хозяйства» на период до 2022 года, реакция на которую со стороны противников была стремительной, а самое главное – слаженной. Hubs собрал аргументы сторон.

Лесные братья против

Первым обратил внимание на данный документ Профсоюз работников лесного хозяйства Украины. 28 ноября в регионах Украины прошла волна протестов, охватившая более 15 тыс. человек. Ключевым требованием участников акции была немедленная отмена принятой Стратегии, поскольку ее реализация, по мнению профсоюзов, приведет к утрате национального богатства Украины – лесов.

В поддержку работников отрасли выступили ряд народных депутатов. К примеру, нардеп Олег Кулинич озвучил обращение к премьер-министру Украины Владимиру Гройсману от имени 17 парламентариев разных фракций и групп: «Обращаемся к премьер-министру Владимиру Гройсману с просьбой вмешаться в данную ситуацию и не допустить реализации стратегии, которая была утверждена непрозрачно и противоречит интересам профильных организаций».

Другой народный избранник – Василий Петевка – настаивает на пересмотре принятой правительством Стратегии, поскольку уверен, что в нынешней редакции реформа приведет к монополизации отрасли, банкротству деревообрабатывающего сектора, сокращению рабочих мест…

Противники реформы также обращают внимание на то, что в документе отсутствует информация относительно внедрения новейших технологий лесозаготовки и подтвержденных на практике новаций для воспроизведения лесов и зон рекреации.

Подменыши

Но главная причина недовольства представителей политического истеблишмента, и работников отрасли – это так называемая подмена стратегий. Дело в том, что протокольным решением Кабмина от 04.07.2017 г. было поручено разработать и подать на рассмотрение проект стратегии реформирования управления лесохозяйственной отраслью, рассудительно предусмотрев, в частности, объединение лесохозяйственных предприятий по региональному принципу в контексте общих тенденций децентрализации. Именно с ним связывали реформаторский курс правительства и представители отрасли.

Каково же было удивление экспертной среды, когда представленный правительством текст содержал абсолютно противоположные позиции.

«Указанный проект был принят без обсуждения. Из сообщений, размещенных в средствах массовой информации, стали известны отдельные детали одобренной Стратегии. В частности, предусмотрена передача функций осуществления хозяйственной деятельности в сфере лесного и охотничьего хозяйства вновь субъекту хозяйствования государственной собственности, полномочия по управлению корпоративными правами которого будет осуществлять Кабинет Министров Украины, – указывает в своем письме к премьер-министру руководитель Киевского областного и по городу Киеву управления лесного и охотничьего хозяйства Алексей Бойко. – Передача полномочий по предоставлению лесов для ведения лесного хозяйства из местного на центральный уровень не соответствует задачам общегосударственной реформы децентрализации».

К истории вопроса

Чтобы понять, что же в предложенной реформе лесного хозяйства вызывает столь сильное беспокойство и у народных избранников, и у рядовых работников отрасли, обратимся к некоторым фактам.

Лесной фонд Украины насчитывает более 10,4 млн га лесных участков. Общий запас древесины в лесах оценивается в 2,1 млрд кубометров. Ежегодный объем заготовки ликвидной древесины от всех видов рубок по Гослесагентству составляет около 16 млн кубометров. Потенциал для развития отрасли есть. Однако десятилетний мораторий на экспорт необработанной древесины всех пород, действующий с ноября 2015 г. (кроме сосны, на нее – с 01.01.2017 г.), вызывает массу споров по поводу эффективности его действия.

К плюсам действия моратория можно отнести пробуждение отечественной деревообрабатывающей отрасли, которая вместе с мебельной промышленностью демонстрируют постепенный, но уверенный рост. Экспорт лесоматериалов возрос. Фиксируется позитивная динамика притока инвестиций, в том числе и иностранных, в данный сектор промышленности, что делает деревообрабатывающий бизнес в Украине все более привлекательным. За январь-апрель 2017 г. производство мебели в стране возросло на 24,9%, по сравнению с аналогичным периодом 2016 г. Безусловно, противники моратория отмечают, что положительная динамика и рост незначительны, а суммы доходов в разы ниже, чем потери от отказа реализации необработанного леса.

Контраргументом для подобных скептиков может стать позитивная динамика роста экспорта уже обработанного леса, которая в январе-ноябре 2016 г. составила, в частности, 270 % по сбыту прессованной древесины, и 196,5 % – по продажам деревянных рам для картин, фотографий и зеркал. По данным Государственной фискальной службы Украины, всего объемы экспорта обработанных пиломатериалов в 2016 г. выросли до $394 млн с $362 млн в 2015 г.

К минусам действия моратория его противники причисляют конфликт с обязательствами, взятыми Украиной якобы в рамках соглашения об ассоциации с ЕС. Наши партнеры из Евросоюза не стесняются использовать этот аргумент для политического давления, опускаясь до элементарного шантажа, и забывая о гарантиях коллективной безопасности. В результате, Европейский Союз отложил выделение Украине ранее обещанного беспроцентного кредита на сумму 600 млн. EUR в рамках проекта макрофинансовой помощи, ссылаясь на действующий мораторий.

Второй (и весьма сомнительный) аргумент против моратория – мол, в Украине не произошло уменьшения незаконной вырубки леса. Действительно, возможность бесконтрольной вырубки леса, стимулирует к развитию «теневых» схем, позволяющих в обход моратория поставлять качественный ликвидный кругляк за границу. Как правило, «левый» вывоз леса оформляют как второй сорт – «сухостой», либо как сырье для горючих брикетов и ряда других технологий. Ежегодное теневое обращение дерева составляет 3-4 млн кубометров. Все это – мимо украинского бюджета.

Но виноват ли в этом мораторий? По такой логике, для того, чтобы не было схем ухода от налогов, надо просто отменить все налоги? На самом деле, основные причины существования теневых схем вырубки леса заключается:

1) в слабой позиции государства, оттягивающего введение электронной системы учета дерева

2) в коррупции и бездействии таможенных подразделений ГФС

Если не обсуждать уже всем набившую оскомину реформу работы фискалов, то правительственная стратегия реформирования лесхозов по идее и должна, в том числе, решить на первичном уровне проблему внедрения действенного контроля над вырубкой леса. Похоже, что предложенный Кабмином вариант, по мнению представителей отрасли, с этой задачей не справляется.

Хотя, решение проблемы по оси «децентрализация – централизация» в этом случае вряд ли снизит объемы незаконной лесозаготовки. От структуры госуправления в этом случае может поменяться только структура распределения финансовых потоков (как легальных, так и нелегальных): больше или меньше денег получат местные бюджеты и местные «князьки» (центральный бюджет/чиновники национальных госорганов).

Кому выгодно?

Поэтому важный вопрос о том, выигрывает ли Украина от реализации правительственного варианта, так и остается без ответа.

Учитывая спешность и кулуарность принятия финального варианта Стратегии, можно с высокой долей вероятности предположить, что внесенные изменения в виде создания единого центрального органа управления лесным хозяйством, грядущая реструктуризация государственных предприятий – это осознанная тактика, являющаяся частью государственной политики самого Кабинета Министров.

С одной стороны, принятием Стратегии правительство демонстрирует западным партнерам готовность к реформированию лесного хозяйства, конечным результатом которого вполне может быть и желаемая европейцами отмена моратория. Стратегия дает возможность власти отстрочить разговоры о самом моратории, тем самым выиграть время и возможно даже получить кредит в $600 млн (пока без отмены моратория).

С другой стороны, принимая априори резонансный документ в таком виде, Кабмин не мог не предугадать реакцию общественности. В этом случае протесты сыграют только на руку украинской власти, которая, сославшись на них, будет иметь дополнительный аргумент для того, чтобы «заморозить» тему леса в переговорах с ЕС или перевести ее в состояние долгоиграющей рутины. В таком случае остается лишь оценить «длинную игру» украинской власти и признать ее стремление, не без собственной выгоды, но все же защитить украинские леса от бездумного и массового экспорта (законного) в Европу.

Ирина Доля

Источник: Hub’s