Недооценили: как изменили правила для банковских распродаж

Эксперты рассказали UBR.ua, поможет ли новая методика оценки банковских активов избежать злоупотреблений чиновников

Оценка активов

22 февраля, вступила в силу вступила разработанная Фондом гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ) методика оценки активов проблемных и неплатежеспособных банков. UBR.ua решил разобраться, начнут ли благодаря ней выгоднее продавать банковское добро, и увеличатся ли шансы крупных вкладчиков (с депозитами более 200 тыс. грн.) получить утраченное на счетах прикрытых финучреждений.

Кредиты — наше все

Сразу стоит отметить, что систему продажи активов данная методика не затрагивает. Она касается исключительно их оценки.

И первое, что отметили эксперты по ходу изучения документа — это то, что разработка и утверждение новой методики прошли без привлечения реальных ликвидаторов банков.

«Мы в телефонном режиме обсудили методику с ликвидаторами нескольких из крупнейших банков-банкротов. Ни один из них даже не слышал о принятии данного решения дирекцией Фонда до моего звонка», — отметил UBR.ua гендиректор портала UBIZ.ua Алексей Маловичко.

Тем не менее, методика вступила в силу и рынку придется с ней работать.

Как рассказали нам опрошенные эксперты, одной из основных проблем при реализации имущества проблемных банков является отсутствие четких инструкций по оценке кредитных долгов перед финучреждением.

И это притом, что непогашенные кредиты нередко составляют 80% всей балансовой стоимости банка. Так что если определять цену этих самых кредитных долгов на глазок и на личное усмотрение ликвидатора, то может оказаться, что проблемный банк почти ничего не стоит. И вкладчикам, которые ждут выплат из суммы, оставшейся от ликвидации горе-банка, не на что надеется. К сожалению, так очень часто бывает с нашими финучреждениями: за четыре года Нацбанк прикрыл 87 банков.

Вышеупомянутым документом Фонд гарантирования пытается решить эту проблему.

«Это скорее методичка для ликвидаторов. В ней содержаться рекомендации, но никак не правила. Какой бы то ни было ответственности за неправильно проведенную оценку здесь не предусмотрено и признать торги недействительными тоже не получиться. Да и большинство крупных ликвидных активов Фонда уже продано. Скорее всего, это просто поможет оправдать ту или иную цену проданного Фондом лота», — отметил в разговоре с UBR.ua старший партнер АК «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Хотя представители торговых площадок и отмечают, что в ФГВФЛ накопился пул активов, которые будут продаваться в ближайшее время. Это интересные объекты, на которые наверняка будут стараться занизить цены, и продать заинтересованным лицам.

«Тысячи кредитов уже ожидают согласования начальной стоимости в стенах Фонда гарантирования вкладов и Нацбанка. Год назад балансовая стоимость всех проблемных активов ФГВФЛ составляла более 450 млрд грн, а прогнозируемая цена реализации — 80-90 млрд грн. Сейчас в Фонде оценивают ориентировочную стоимость этого имущества в 40-45 млрд.», — подметил Алексей Маловичко.

Если посмотреть, как быстро тает сумма, которую вкладчики хотя бы в теории могут получить за свои банки — то есть со своих зависших депозитов, то утверждение более-менее понятных правил кажется особенно актуальным.

«Поскольку, до недавнего времени не существовало никакой методики для оценки финансовых активов банков, каждый субъект оценочной деятельности проводил оценку исходя из собственных убеждений. Такой подход приводил к злоупотреблениям и часто к заниженной оценке финансовых активов банков, что в итоге приводило к невозможности покрыть потери кредиторов ликвидированных банков», — сказал UBR.ua старший юрист ЮФ Eterna Law Артем Кузьменко.

Хотя руководитель проекта «Публичные аукционы» торговой площадки Zakupki.Prom.ua Анна Теселько уверяет, что Методика была и раньше, только не афишировалась.

«Сейчас Методика стала общедоступной. 18 января 2017 года она была заюстирована и стала обязательной к использованию на всей территории Украины. Это главное изменение», — добавила Теселько.

Начальную цену определит Фонд

Юристы надеются, что утверждения Методика позволит сократить манипуляции со стороны недобросовестных оценщиков. Поскольку Фонд наделил себя правом определять начальную цену имущества проблемных банков.

«По сути, новая методика оценки направлена на борьбу с занижением начальных цен реализации имущества ликвидируемых банков на публичных торгах в целях увеличения доходов государства от реализации такого имущества», — сказал UBR.ua управляющий партнер юридической фирмы N&D Андрей Довбенко.

Правда, появление дополнительного звена в процессе определения стоимости выльется в затягивание продажи имущества. Вместо месяца-полутора оценка может длиться полгода-год в зависимости от величины банка.

«Фактически, это означает, что с 22 февраля 2017 года Фонд будет осуществлять собственную оценку активов, ранее оцененных независимыми субъектами оценочной деятельности. Возникает вопрос: зачем тратить время и средства налогоплательщиков на оценку, которая не будет использована во время реализации? Это уже на первом этапе может затянуть процесс согласования начальной цены реализации активов», — отметил Алексей Маловичко.

К примеру, только Дельта Банк имеет более одного миллиона кредитов, которые должны быть переоценены по новой методике. Сколько времени займет эта переоценка и как она повлияет на качество кредитного портфеля как актива — это вопрос.

Процесс переоценки активов очень детально прописан в новом документе. И обойти его н выйдет.

«Он более детализирован и одновременно унифицирован с целью достижения прозрачности и механизм оценки активов проблемных банков. Также существенно упрощена формула расчета стоимости активов», — заметил в беседе с UBR.ua управляющий партнер адвокатского объединения «Suprema Lex», адвокат Виктор Мороз.

Крупные предприятия дробят

На текущий момент крупные вкладчики больше всего теряют во время распродажи ликвидаторами целостных имущественных комплексов, оказавшихся на балансе проблемных банков (после непогашения заемщиками кредитов). Вместо того, чтобы искать покупателей на заводы и фабрики и продавать их целиком, ставленники Фонда гарантирования начинают дробить имущество и отдельно продавать, цеха, ангары, гаражи и прочее. То ли для ускорения процесса, то ли по наущению заинтересованных сторон при тотальной коррупции — точно неизвестно.

Как бы там ни было, но теряют на этом вкладчики и другие кредиторы проблемных банков. Теряют очень много, ведь в ходе продажи имущественных комплексов частями, их стоимость занижается в 5-7 раз.

Возникают проблемы и с продажей другого имущества — автомобилей, недвижимости, корпоративных прав должников. Здесь также вовсю занижается реальная стоимость.

«Например, по Фидобанку было существенное занижение оценочной компанией стоимости активов, что привело к падению банка», — заметил Виктор Мороз.

Продажи на волоске

С чем не помогает Методика от Фонда гарантирования — это с совершенствованием правил электронных торгов, на которых продается оцененное имущество.

Хотя в целом есть и позитивные моменты. С 1-го февраля 2017 г. все активы ликвидируемых банков начали продаваться через систему ProZorro.Продажи, чего не было ранее — активы уходили по закрытой схеме.

«Мы не можем утверждать, что все действовали нечестно, но при таких принципах работы, мы не можем говорить и о честности и прозрачности торгов», — заметила Анна Теселько.

В ProZorro.Продажи лот после регистрации попадает в центральную базу данных, а через нее на все подключенные к системе электронные площадки одновременно. С каждой из них покупатель может подавать предложение и участвовать в аукционе.

Каждый из участников прошел стандартные этапы автоматических проверок и проверок системными администраторами ProZorro, и получил заключение Transparency International, и прошел соответствующий квалификационный отбор Фондом.

«Ни одна площадка не имеет монопольного положения, а потенциальные покупатели смогут равноценно принять участие в торгах по любой из них. Работают только чистые рыночные отношения: лучший поиск покупателей, лучший сервис и, как следствие, цена, удовлетворяющие как Фонд, так и площадки. Никаких монопольных полномочий как в ГП «СЕТАМ» на рынке арестованного имущества, и, соответственно, никаких коррупционных рисков», — заверил UBR.ua директор Ассоциации «Биржевые и электронные площадки» Олег Падалка.

Но, как признают юристы, не всегда все выходит гладко. Поскольку остается риск быть не допущенным к торгам по формальным причинам.

«Риск состоит в моменте использования для проведения публичных торгов электронных торговых площадок, позволяющих манипулировать процедурой проведения торгов в виде недопуска к участию в торгах отдельных «нежелательных» участников или преднамеренного срыва торгов», — отметил в беседе с UBR.ua Андрей Довбенко.

Кроме того, по словам Виктора Мороза, нерешенной остается проблема с организацией и проведением электронных торгов — с оповещением всех желающих торговать. А также сложности с беспрепятственной торговлей (пропажи электричества, Ddos-атаки и т.п.). Проблемы могут возникать еще и с отсутствием информации об итогах торгов. А также с изменчивостью настроений в самом Фонде и в ликвидационной комиссии: ФГВФЛ, например, может взять и отменить результаты аукциона по продаже имущества. Достаточно лишь ликвидатору банка обратиться с такой просьбой сославшись на допущенные ошибки.

«Почему-то такие спорные ситуации возникают преимущественно в тех случаях, когда продаются права требования, а победителем на торгах становится не должник, а другое лицо. Также известно об обжаловании и фактически срыве торгов через судебные решения — опять же, в случае, когда должнику не удается выкупить свои же обязательства», — рассказал Алексей Маловичко.